РЕПОРТАЖ

Понятие «репортаж» возникло в первой половине XIX в. и про­исходит от латинского слова «reportare», означающем «передавать», «сообщать»[15][5]. Первоначально жанр репортажа представляли публи­кации, извещавшие читателя о ходе судебных заседаний, парла­ментских дебатов, различных собраний и т.п. Позднее такого рода «репортажи» стали называть «отчетами». А «репортажами» начали именовать публикации несколько иного плана, а именно те, кото­рые по своему содержанию, форме похожи на современные рос­сийские очерки. Так, выдающиеся западные репортеры Джон Рид, Эгон Эрвин Киш, Эрнест Хэмингуэй, Юлиус Фучик и др. были, в нашем понимании, скорее очеркистами, нежели репортерами. И сейчас, когда европейский журналист говорит что-то РЕПОРТАЖ о репорта­же, он имеет в виду то, что мы называем очерком. Как раз запад­ные очерки, с точки зрения их «имени», и являются генетически­ми предшественниками и ближайшими «родственниками» нынеш­него российского репортажа. Это, разумеется, необходимо учитывать в случае использования в отечественной теории репортажа теоре­тических размышлений западных исследователей.

Репортаж является одним из наиболее излюбленных жанров отечественных журналистов. История российской журналистики помнит десятки имен выдающихся репортеров и прежде всего имя В.А. Гиляровского («дядюшки Гиляя», «короля репортеров»), про­славившегося в конце XIX — начале XX в. своими талантливыми рассказами о мрачных трущобах московского Хитрова рынка, о страшном событии на РЕПОРТАЖ Ходынском поле, о жизни рабочего люда на промышленных предприятиях Москвы и т.д. Многие репортеры стали известными писателями, но слава их выросла прежде всего на репортаже. И это в немалой степени объясняется возможностя­ми, которыми обладает данный тип материала.

Своеобразие публикаций, относящихся к жанру репортажа, возникает прежде всего в результате «развернутого» применения метода наблюдения и фиксации в тексте его хода и результатов.

Из публикации «Золотые руки» (Московская правда. № 2. 1999)
Репортаж из зубоврачебно­го кабинета, лучшего из всех, которые доводилось посещать автору. В толчее у станции метро «Университет» не сразу заме­тишь желтую вывеску подле арки дома № 23 по Ломоно­совскому проспекту. Но РЕПОРТАЖ, как говорят, ищущий да обрящет. А еще - у кого что болит, тот о том и говорит. У меня не­щадно болел зуб. Вывеска же гласила: «Стоматолог». И я последовал за указующей стрелкой во двор и оказался в частном стоматологическом кабинете доктора Старцева. В небольшом холле мило щебетали две пациентки, буд­то и не ведали, какие адские муки их ожидают. Сквозные открытые проемы вели в ка­бинет, где в известном кресле, заимствованном из «галереи маркиза де Сада», удобно рас­положилась девушка. Но сто­нов слышно не было. Врач, орудуя блестящими инстру­ментами, которые ловко вкладывала в его руки ассистент РЕПОРТАЖ­ка, что-то говорил сквозь хи­рургическую маску, пациент­ка непринужденно ему отве­чала, голоса тонули в мягких, обволакивающих звуках мор­ского прибоя, доносящихся из стереодинамиков. «Здесь зубов, даже самых безнадежных, не дерут, - ска­зал я себе. - Здесь их лечат, причем без боли». И я не ошибся... Короче говоря, мой зуб, теперь как новый, крепко сидит в десне, и я спокойно грызу им орехи. А вот о том, что я видел и ощущал в чудо-кабинете, сто­ит рассказать подробнее. Во-первых, анестезия. Сначала доктор смазал мне воспален­ную десну ароматическим ге­лем. «Это предварительное обезболивание», - пояснил; затем взял со стола нечто РЕПОРТАЖ вро­де авторучки, вставил в нее розовую капсулу и нитевид­ную иглу, которую при мне извлек из герметичного паке­тика, и быстро что-то сделал во рту. «А это шприц высоко­го давления. Я сделал укол прямо в десневой карман, за­морожен только больной зуб. Анестезия абсолютно безвред­ная, но во много раз мощнее ликодаина», - продолжал про­свещать меня доктор. Потом мелькали разные инструмен­ты, по-комариному пищала бормашина («Американская. Алмазный самоочищающийся бур вращается струей возду­ха»). Боли не было. Впрочем, о зубах я уже забыл, убаюкан­ный шумом прибоя. А доктор продолжал говорить: «Теперь, когда все чисто, поставим РЕПОРТАЖ ти­тановые анкеры, будем нара­щивать зуб». В мой рот засно­вала лопаточка с пастой («Светоотверждаемый компо­зитный материал»), за ней сле­довал крошечный ультрафио­летовый фонарик («Композит твердеет за 20 секунд, поэто­му я кладу его слоями»). При­кус на копирку. Ручная поли­ровка нового зуба... Финал известен. На все про все ушло 40 минут и весьма скромная по нынешним деньгам плата. Впрочем, мой случай для доктора довольно банальный. Позже узнал, что пару лет на­зад пользовал он женщину, по­терявшую в автокатастрофе две трети зубов. Ей грозили протезы бабушкиных времен. Покинула же кабинет с улыб­кой голливудской РЕПОРТАЖ кинозвезды. И еще узнал я, что золотые руки перешли к доктору по на­следству - родители его тоже стоматологи. Сам он окончил стоматологический институт, 10 лет практиковался протези­стом в хозрасчетной поликли­нике, а там требования жесткие. Словом, прошел все «зубные» университеты. И добрая молва о его таланте - вполне заслу­женная. Лечит зубы совершен­но безболезненно. Даже обре­ченные. Изготовляет красивей­шие металлокерамические протезы из самых современных материалов, микропротезирова­ние без обточки, для чего при­меняет кевларовую нить, из которой делаются бронежиле­ты... И еще очень важное. У док­тора инвентарь импортный, од­норазовый - от шприцев до ма­нишек и стаканов. Инструмент РЕПОРТАЖ стерилизуется дважды - холодной обработ­кой и в сухожаровом шкафу, или в кавоклаве. Полная за­щита от инфицирования СПИДом, туберкулезом, гепа­титом, герпесом... Поверьте, я нахваливаю заведение Старцева не из корыстных интересов; да и в рекламе он не нуждает­ся. Просто считаю своим дол­гом сообщить, что есть такой стоматолог, чей талант досту­пен (по деньгам тоже) людям любого возраста и достатка. Поэтому и даю его телефон: 930-72-14. Стоматолог ждет клиентов каждый день с 10 до 18 час., а если надо — задер­жится. Он работает для нас.
Как видим, основное событие — посещение зубоврачебного кабинета показано в тексте крупным планом. Этот план РЕПОРТАЖ возникает за счет изложения некоторых подробностей технологии зубопротезирования, описания деталей той обстановки, в которой оно происходит, сообще­ния автора об ощущениях, возникавших у него во время лечения и за­мены зуба, и т.д.



Задача любого репортера заключается прежде всего в том, что­бы дать аудитории возможность увидеть описываемое событие гла­зами очевидца (репортера), т.е. создать «эффект присутствия»[16][6]. А это становится в наибольшей мере возможным только в том случае, если журналист будет рассказывать о предметных ситуациях, со­бытиях (и лучше всего — быстро развивающихся). (В этом отноше­нии в приведенном выше примере автор описывает все, что уви­дел в зубоврачебном кабинете РЕПОРТАЖ, — и девушку в кресле, и блестя­щие инструменты, и алмазный бур, и кевларовую нить, и белоснежные халаты и т.д. Все это позволяет читателю как бы са­мому побывать в этом кабинете.)

Для репортера важно не только наглядно описать какое-то со­бытие, но и описать его так, чтобы вызвать сопереживание чита­теля того, о чем идет речь в тексте. Это возможно осуществить разными путями. Наиболее часто данная цель достигается двумя способами. Первый — изложение динамики события. В том случае, если отображаемое событие быстро развивается, автору остается только показать это развитие. Однако бывают события, ситуации, развитие которых протекает вяло, неопределенно, является РЕПОРТАЖ до­вольно статичным. В этом случае автора может выручить «вывод на поверхность» события его внутренней динамики или изложение динамики авторских переживаний, вызванных его знакомством с событием. (В нашем примере репортажа из зубоврачебного кабине­та его можно было бы при необходимости усилить за счет более яркого и подробного описания переживаний автора, связанных с лечением зуба.)

Репортаж роднит с некоторыми другими жанрами (особенно художественно-публицистическими) использование метода нагляд­ного изображения действительности. Однако в репортаже нагляд­ность несет чисто информативную функцию, функцию сообщения о вполне конкретном событии, происшествии и пр. А скажем, в очерке наглядное отображение преследует прежде всего РЕПОРТАЖ цель обоб­щения, типизации. Наглядные детали в аналитических жанрах при­меняются для «украшения», «оживления» серьезных, а потому трудных для восприятия определенной части аудитории размыш­лений автора.

в начало


documentaegospt.html
documentaegpaab.html
documentaegphkj.html
documentaegpour.html
documentaegpwez.html
Документ РЕПОРТАЖ